Мы в соцсетях:

Стимул к закрытию?

13 мар 2020

Представители бизнес-объединений продолжают борьбу за внесение изменений в закон о налоге на имущество организаций Тамбовской области.

Обсуждение налога на имущество организаций в Тамбовской области продолжается не первый год. Этот вопрос не просто важен. По мнению предпринимательского сообщества от того, будут ли внесены поправки в закон, который должен вступить в силу уже в январе 2021 года, напрямую зависит судьба многих предприятий в регионе.

Применение нового для многих предпринимателей налога должно было начаться уже в 2020 году, но его отсрочили на год. Бизнес-омбудсмен Тамбовской области Михаил Козельцев отмечает, что эта тема неоднократно поднималась на заседаниях общественного совета при уполномоченном по правам предпринимателей Тамбовской области и выработанные предложения были внесены в Тамбовскую областную Думу. При этом инициаторов отсрочки было сразу несколько.

- Инициатива отсрочки, она наверно от нас исходила. Мы понимали, что там есть вопросы и что законопроект надо смотреть, потому что крови мы не жаждем. По площади нужно смотреть, какой порог установить. Понятное дело, что при действующей редакции закона, под его действие попадут все ларьки и киоски и мы со сбором налога просто завязнем — мы его не соберем. Конечно, мы будем его пересматривать, - рассказал руководитель финансового управления Тамбовской области Сергей Никулин.

По словам руководителя регионального отделения общероссийской общественной организации «Опора России» Вадима Шитякова, на сегодняшний день важен сбор мнений и предложений предпринимательского сообщества по поводу этого закона.

От бизнеса уже сейчас поступают конкретные предложения по данному вопросу. Часть из них озвучил тамбовский предприниматель Алексей Иванов. Во-первых, по мнению малого предпринимательства, налоговая ставка слишком высока и ее необходимо снижать. Второй аспект касается обложения имущественным налогом новых или строящихся зданий. За них тоже необходимо платить, несмотря на то, что не готов ремонт, люди в здании не работают, не завезено оборудование. То есть, помещение не используется, но за него уже надо платить. Бизнес просит дать отсрочку для платежей с такого имущества на три года. Стоит отметить, что в Северной Осетии и Алании такая отсрочка действует, но рассчитана она на один налоговый период. Также Алексей Иванов выразил консолидированное мнение бизнеса о том, что для предприятий, которые делают переоценку своей недвижимости, должны иметь возможность заплатить налог в течение 5 лет, так как оспаривание стоимости объекта — дело долгое и весьма затратное.

Рубить хвост постепенно?

По сведениям, предоставленным заместителем начальника управления регионального развития и поддержки инвестиционной деятельности Тамбовской области Дмитрием Мещеряковым, максимальная ставка, установленная федеральным законодательством составляет два процента, она используется в 68 регионах РФ. В восьми регионах повышение ставки происходит постепенно. В регионах власть никак не может решить, что в этом вопросе лучше: «рубить хвост» сразу или постепенно. Например, в Москве ставка по налогу на имущество равна 1,5 процента для организаций, чье имущество по площади не превышает 1000 квадратных метров, в Воронежской области 1,5-процентная ставка предусмотрена для тех, у кого площадь помещения не превышает 2000 квадратных метров. В Амурской области нулевая ставка действует для сельхозтоваропроизводителей, а в Новгородской области ставка составляет всего 0,3% для заведений с площадью до 600 квадратных метров. В Тамбовской области критерий налогообложения по данной статье в 1000 квадратных метров был отменен Тамбовской областной Думой. Если представители бизнеса не смогут достучаться до власти, то абсолютно всем предпринимателям, у которых в собственности есть недвижимость, придется платить проценты от ее кадастровой стоимости уже с января 2021 года.

Работа в убыток

Проблема заключается в том, что для малого бизнеса, который работает на УСН, этот налог станет непомерным, ведь раньше малым предпринимателям вообще не приходилось его платить. По словам президента Тамбовской областной торгово-промышленной палаты Елены Ворониной, проблема еще и в том, что кадастровая стоимость недвижимомти в Тамбовской области сейчас значительно превышает рыночную и надежда только на грядущую в этом году переоценку.

- Когда мы занялись этим вопросом, мы столкнулись с проблемой неинформированности предпринимателей. Они вообще не знали, что им вкоре предстоит платить этот налог. Нам предоставили расчеты по росту налоговой нагрузки и она возрастает многократно при отмене ЕНВД и введении для всех имущественного налога. Если те, кто перейдут н УСН еще дополнительно должны будут платить 80-100 тысяч, мы знаем, к чему это приведет. Многим предпринимателям просто неоткуда взять эти деньги, - пояснила Елена Воронина.

Согласен с выраженным мнением и Вадим Шитяков. Он считает, что в условиях, когда кадастровая стоимость недвижимости завышена по отношению к рыночной в пять-шесть раз, необходимо в судебном порядке проводить переоценку и начинать с низкой процентной ставки — с 0,5 процента.

- Налог складывается из кадастровой стоимости и процентной ставки. Нам нужно снизить либо одно, либо другое, чтобы не добавлять финансовой нагрузки предприятиям, которые и так несут бремя содержания этих объектов. Сейчас все энергоресурсы дорожают, а теперь бизнесу платить и еще два процента от стоимости имущества. У нас стабильное уменьшение субъектов МСП идет в области из года в год. В прошлом году закрылись 600 малых предприятий, - соглашается Уполномоченный по защите прав предпринимателей Тамбовской области Михаил Козельцев.

Новая инстанция

Представители бизнес-сообществ озадачены тем, что для многих малых предпринимателей оспаривание стоимости имущетва через суд — это объективно дорого и загнать всех трудяг, а малый бизнес это никто иной как именно люди, постоянно трудящиеся, в суды — не слишком радужная перспектива. По сведениям регионального управления Росреестра, в соответствии с разработанными поправками, заниматься оценкой кадастровой стоимости объектов будет бюджетное учреждение, а за Росреестром установлен непрерывный надзор за проведением государственной кадастровой оценки не только по формальным признакам соответствия требованиям законодательства, но и на предмет соответствия методическим указаниям о государственной кадастровой оценке.

Одно из главных новшеств заключается в том, что определена персональная ответственность руководителей бюджетных учреждений за качество принимаемых ими решений. В Тамбовской области это ТОГБУ «ЦОКСОН» (его учредителем является комитет по управлению имуществом). В частности, учреждение занимается рассмотрением обращений об исправлении ошибок, допущенных при определении кадастровой стоимости. Правда, бизнес пока сомневается в компетентности новых оценщиков. А причина тому — допущенные ранее ошибки. Смогут ли они обращаться в суд , если будут не согласны с оценкой или ЦОКСОН станет для них последней инстанцией? По мнению Вадима Шитякова. Стоит сохранить возможность судебного разбирательства. На всякий случай.

Стимул для бизнеса?

По мнению руководителя управления Федеральной налоговой службы по Тамбовской области Юрия Яковлева, для бизнеса налоги — ни что иное как стимул. Он высказался об этом на расширенном заседании координационного совета по развитию малого и среднего предпринимательства Тамбовской области, прошедшем третьего марта.

- Налог на имущество организаций это для бизнеса стимул развиваться, зарабатывать больше денег. Это вам любой грамотный экономист скажет. У бизнеса будет новая статья расходов, а значит, он будет вынужден искать новые источники доходов. К тому же, важно также соблюдение социальных обязательств, - считает Яковлев.

Это высказывание возмутило бизнес-омбудсмена Михаила Козельцева. Он считает, что бизнес всегда создавался для получения прибыли, а не исключительно ради того, чтобы платить налоги. Также он не согласен с мнением, что дополнительная нагрузка способна как-то простимулировать малых предпринимателей к развитию. Откуда взяться средствам на открытие новых источников дохода, например, владельцам магазинов в малонаселенных пунктах? Покупателей там больше не станет, так как тенденция оттока из таких сел и высокая смертность прямо противоречат надежде на повышение спроса, а вот нагрузка на бизнес вырастет значительно. Стоит ли говорить о том, что подобные магазины уже закрываются, не справляясь с имеющимися обязательствами. Об этой проблеме трубит уже даже не бизнес, а представитили власти в муниципалитетах. Например, по словам заместителя главы администрации Сампурского района по экономике и управлению муниципальным имуществом Оксаны Болотовой, в сельской местности жизнь предпринимателей — не сахар.

- Мы часто взаимодействуем с предпринимателями и видим тенденцию. Если добавится еще и этот налог, плюс отмена ЕНВД, многие закроют свои магазины и тогда мы столкнемся с очень острой социальной проблемой. Встанет вопрос обеспечения сельского населения социально необходимыми товарами, товарами первой необходимости. Это назревающая проблема, для которой пока нет решения. Нельзя такое допускать, - говорит Оксана Болотова.

Комментирует президент ТРО Фонд «Собиз Инвест» Виталий Вутнанс:

- К глубокому сожалению, государство не понимает, что проблема закрытия малого бизнеса уже есть и действия для улучшения ситуации нужны прямо противоположные. Сейчас модно говорить о государственной поддержке, которой, к сожалению нет. В реальности стоит задача выжимания налогов из бизнеса. И чем больше, тем лучше. При этом не учитываются последствия, весьма плачевные. Бизнес должен платить только те налоги, которые начислены справедливо, а не столько, сколько может потянуть. Задача власти на сегодняшний день — решить существующие проблемы, с которыми бизнесу уже тяжело, а не создавать новые.

 

Комментарии

Регина 16 марта 2020, 15:00
Мне кажется, у чиновников нет адекватного восприятия реальности. Они и правда считают, что бизнес надо доить, как корову. А я думала, что это просто выражение такое. По крайней мере, раньше это так нагло не озвучивали. Теперь же власть не скрывает даже своих намерений. Это чудовищно.
Анатолий Б. 16 марта 2020, 15:01
Я не знаю, что у этих людей с разумом. Вроде, в университетах учились, книжки читали, а толку нет…